Изменить стиль (Регистрация необходима)Выбрать главу (4)

Мартин Макдонах

Человек-подушка

Человек-подушка - i_001.jpg
Действующие лица

Тупольски

Катурян

Ариэль

Михал

Мать

Отец

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

Сцена первая

Комната для дознания в полицейском участке. Катурян сидит за столом, в центре комнаты, с завязанными глазами. Тупольски и Ариэль входят и садятся напротив него. У Тупольски в руках металлический контейнер с большим числом документов.

Тупольски. Мистер Катурян, это детектив Ариэль, я – детектив Тупольски… Господи, ну кто это вам нацепил?

Катурян. Что?

Тупольски снимает повязку.

Тупольски. Кто на вас надел эту дрянь?

Катурян. Мммм… Какой-то человек.

Тупольски. Сами снять не могли? Идиотский вид.

Катурян. Я не был уверен, что имею право снять повязку.

Тупольски. Идиотский вид у вас, понятно?

Катурян. (пауза) Да.

Тупольски. (пауза) Итак, как вы уже слышали, это детектив Ариэль, а я – детектив Тупольски.

Катурян. Понял. Единственное, что я хочу сказать вам сразу. Я бесконечно уважаю вас и то дело, которым вы занимаетесь. Я буду рад помочь вам во всем, что окажется в моих силах. Я глубоко уважаю вашу работу.

Тупольски. Что ж… Приятно слышать.

Катурян. Я не из этих… Ну, вы меня понимаете?

Тупольски. Из каких «этих»? Я не понимаю.

Катурян. Не из тех, кто не признает полицию. У меня никогда не было проблем с правопорядком. Ни разу, за всю мою жизнь. И я…

Ариэль. Ни разу до сегодняшнего дня, правильнее было бы сказать.

Катурян. А?

Ариэль. Повторяю для тупых. У тебя ни разу не было проблем с правопорядком – до сегодняшнего дня. Так надо было сказать.

Катурян. А разве у меня проблемы?

Ариэль. А, как вы думаете, почему вы здесь?

Катурян. Думаю, я должен помочь вам в каком-то расследовании.

Ариэль. То есть мы тут такие добрые друзья твои? Привели тебя сюда от нечего делать, погостишь у нас… по старой дружбе…

Катурян. Вы не мои друзья, нет…

Ариэль. Тебе прочли твои права. Тебя вытащили из дома. Повязали на глаза эту чертову повязку. Кто так поступает с хорошими друзьями?

Катурян. Нет, мы не друзья. Но я имел в виду, что мы и не враги.

Ариэль. (пауза) Слушай, я сейчас ебну его со всей дури. Он доиграется.

Катурян. (пауза) А?

Ариэль. Я невнятно говорю? Ты тоже не разобрал, Тупольски?

Тупольски. Нет, я разобрал. Все было ясно.

Ариэль. Мне тоже кажется, что я говорю доходчиво.

Катурян. Не надо… Я отвечу на все ваши вопросы. Вы не должны…

Ариэль. «Ты ответишь на все наши вопросы»… Еще не было никаких вопросов! «Ты ответишь на все наши вопросы»… Вопрос пока был только один: «Мы долго будем ходить круг да около и ебать друг другу мозги?» Вот мой тебе вопрос.

Катурян. Я совсем не хочу раздражать вас, напротив, я готов ответить на все ваши вопросы.

Тупольски. Ну что, начнем тогда?

Не спуская глаз с Катуряна, Ариэль прислоняется к стене, закуривает сигарету.

Почему, на ваш взгляд, мы привели вас сюда? У вас же должны быть какие-нибудь предположения.

Ариэль. Слушай, а может мы прямо сейчас его, а? Выбьем раз и навсегда все это говно.

Катурян. Что?!

Тупольски. Ариэль, кто здесь начальник – ты или я? (пауза) Спасибо. Не обращайте на него внимания. Ну так и каковы ваши предположения?

Катурян. Ломаю голову, но не могу понять.

Тупольски. Ломаешь голову и не может понять?

Катурян. Нет.

Тупольски. Так, да или нет?

Катурян. Да.

Тупольски. Разве?

Катурян. Я ничего такого не делал. Я не сделал ничего, что могло бы привлечь внимание полиции. Я не предпринимал никаких действий против государства…

Тупольски. Ты сломал голову, но так и не смог придумать ни одной, даже самой малой причины, по которой ты оказался здесь.

Катурян. На самом деле одна причина есть или даже, нет, не причина… а одна мысль, которая могла бы быть как-то связана с делом, хоть я не понимаю, какая тут может быть связь.

Тупольски. Какая связь? Между чем и чем? Или между кем и кем?

Катурян. Какая? Все, что я знаю, это то, что вместе со мной вы забрали мои бумаги, и сейчас они в ваших руках. Это все, что приходит мне в голову.

Тупольски. В наших руках? Вы что читали бумаги, которые лежат на столе?

Катурян. Нет, я не читал…

Тупольски. Эти бумаги, чтоб вы знали, помечены грифом «совершенно секретно».

Катурян. Я вижу только заголовки. Мельком.

Тупольски. У вас что, периферийное зрение?

Катурян. Да.

Тупольски. Подождите, для того, чтобы включилось ваше периферийное зрение, вы по крайней мере должны сидеть вот так… (Тупольски поворачивается боком и сильно скашивает глаза на бумаги.) Вот так. Боком. Вот так.

Катурян. Я имел виду…

Тупольски. Смотрите. Боком. Вот так, ясно?…

Катурян. Я вижу периферийным зрением нижней частью глаза.

Тупольски. А… Нижней частью глаза…

Катурян. Этому феномену пока нет названия.

Тупольски. Да, еще не придумали. (Пауза.) Так какая же связь между вашими бумагами и тем, почему вы оказались здесь? Ведь это же не преступление – писать рассказы.

Катурян. Это единственное, что я могу предположить.

Тупольски. При наличии, конечно, некоторых ограничений.

Катурян. Конечно.

Тупольски. Например, государственной безопасности. Безопасности всяких там общественных, как уж там… Хотя я даже не могу назвать это ограничениями.

Катурян. Да, и я бы не назвал.

Тупольски. Это просто-таки напросто важнейшие принципы.

Катурян. Да, директивы.

Тупольски. Есть у нас определенные принципы. Основы безопасности. А так, конечно, писать рассказы – это не преступление само по себе.

Катурян. Это единственное, что я могу предположить. Только это.

Тупольски. А что, это?

Катурян. Я понимаю вас, я согласен. Вы прочли их. И в моих рассказах, наверное, вы обнаружили не совсем правильные слова: «Полицейские такие-сякие» или там «Правительство эдакое-разэдакое». Всякие политические… как бы их назвать? Типа «правительство должно сделать это и то…» Ясно. Не надо… Забудьте. Понимаете, о чем я? Я говорю о том, что если ты преследуешь какие-то корыстные политические цели, если у тебя есть какие-то политические бредни, то иди и пиши говенные эссе в газету. Я же стою совсем на другой позиции. Будь ты политиком левым или правым, если ты сел за перо, то расскажи нам историю! Понимаете? Один великий человек сказал: «Первый долг писателя – рассказать историю», и я всем сердцем верю в это. «Первый долг писателя – рассказать историю». Или все-таки так: «Единственный долг писателя – рассказать историю»? Нет, все-таки именно так: «Единственный долг писателя – рассказать историю»! Сейчас не вспомню точную формулировку, но все равно я придерживаюсь именно этой мысли. Я рассказываю истории. Никаких политических лозунгов, вообще никаких лозунгов! Никакой социальности в помине! Именно поэтому я не понимаю почему, зачем вы меня сюда привели, не могу понять причину, кроме той, политической, случайной, или, вернее, которая вам показалась политической. Покажите мне эту причину. Где она, черт ее побери, у вас? Вынимайте. Я тут же растопчу ее. Сожгу. Давайте, не тяните, а?

1
{"b":"118751","o":1}
Для правильной работы Литмира используйте только последние версии браузеров: Opera, Firefox, Chrome
В других браузерах работа Литмира не гарантируется!
Ваша дата определена как 31 июля 2014, 10:25
ТехнологииПопросить модератораПравила сайта и форума
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика server monitor