Изменить стиль (Регистрация необходима)Выбрать главу (22)

Стефани Лоуренс

Жаркая страсть

Глава 1

Начало мая

Эвнинг-Виллидж, Глостершир

Цветущие яблони весной…

Джулиус Джек Уорнфлит, барон Уорнфлит Минчинбери, остановил коня на холме над долиной Эвнинг и залюбовался бело-розовыми облаками, окружающими Эвнинг-Мэнор. Он впервые за семь лет увидел свое поместье.

Эвнинг-Мэнор существовал без хозяйки почти всю жизнь Джека. Мать умерла, когда ему было шесть лет. Отец так и не женился.

Последние тринадцать лет Джек воевал за страну и короля во Франции, где немало способствовал упадку французского судоходства и коммерции.

Это были совсем не те сражения, в которых принимало участие большинство английских гвардейцев. Вместе с элитной группой собратьев-офицеров Джек был отдан под командование таинственной личности, известной как Далзил и отвечавшей за все тайные операции англичан в иностранных государствах. Ни Джек, ни шестеро его коллег не знали, сколько еще сотрудников было под началом Далзила и насколько широка область их действий. Знали только, что эти действия способствовали поражению Наполеона.

Но теперь войны закончились. Джек вместе со своими соратниками покинул армию и вернулся к гражданской жизни. А в октябре прошлого года он и его шестеро друзей, джентльменов, объединились, чтобы образовать клуб «Бастион» — их опору и защиту от светских свах.

Однако дела клуба пошли не так гладко, как ожидалось, и многие из друзей Джека распрощались с холостяцкой жизнью.

До Джека донесся стук, колес экипажа. Сквозь тучи пыли он едва разглядел черную карету, несущуюся по дороге из Черингтона. Экипаж уже миновал перекресток с дорогой на Тетбери, по которой спускался Джек, и продолжал путь на запад, к Нейлсуорту.

Интересно, чей это экипаж?

Джек медленно поехал по ведущей вниз дорожке, позволяя пресыщенным чувствам впитывать трогательно знакомые виды и звуки, успокаивать нервы, возвращать, казалось бы, утраченное навеки хорошее настроение и прогонять тупую, но настойчивую головную боль.

В воздухе разливался нежный аромат цветущих яблонь. Закатное солнце окрасило господский дом в медово-золотистый цвет. Как же Джек скучал по нему!

Изнемогая от радостного предвкушения, он еще раз свернул и рысью помчался по дороге, но тут его глазам открылось ужасное зрелище.

Немного впереди, у обочины, Джек заметил перевернувшийся фаэтон. Запутавшаяся в упряжи лошадь испугалась и била задними копытами, намереваясь встать на дыбы и отказываясь повиноваться вцепившейся в узду девушке.

Джек с одного взгляда понял, что происходит, и мгновенно пустил Челленджера в галоп.

Девушка услышала громовой топот копыт и поспешно оглянулась.

Джек, не отводя взгляда, от лошади, запряженной в фаэтон, спрыгнул на землю и пустился бежать. Плечом и бедром он оттолкнул незнакомку и схватился за поводья — как раз в тот момент, когда лошадь изо всей силы ударила копытом.

Леди с криком полетела в высокую траву за придорожной канавой. Джек увернулся, но удар подковой хотя и пришелся вскользь, все же немного задел его.

Джек выругался и схватил узду. Гнедая какое-то время продолжала рыть землю копытами, но все же вскоре перестала нервничать и поддалась на уговоры Джека.

Он оглянулся на леди, и взгляды их встретились.

Девушка была очень красива. Взгляд карих глаз пылал негодованием, темные волосы немного растрепались.

Молодая леди была очень взволнована и, конечно же, испугалась, хотя и пыталась скрыть это.

Она ловко перепрыгнула канаву и подошла к перевернутому экипажу.

Только сейчас Джек понял, что возницы нигде не видно.

— Джентльмен в сознании?

— Нет, — немного помолчав, ответила леди, безуспешно пытаясь приподнять экипаж. — Вы же видите, его придавило. Мне кажется, у него сломана нога и, возможно, рука. Как только лошадь совсем успокоится, нам нужно будет вытащить его.

К величайшему облегчению Джека, леди говорила деловито и даже повелительно. И это лучше, чем истеричный визг и несвязное кудахтанье. Очевидно, эта девушка привыкла командовать.

— Я пока что не могу отпустить лошадь, — пояснил Джек. — Она еще слишком нервничает. Если вы возьмете поводья, я попробую вытащить пострадавшего джентльмена.

Леди обошла фаэтон и остановилась недалеко от Джека. Ее темные глаза смотрели в упор. Губы плотно сжаты. Точеный подбородок упрямо вздернут.

Она была достаточно высока — всего на несколько дюймов ниже его самого.

— Возьмите поводья и предоставьте мне вызволить кучера, — повторил Джек.

Но девушка даже не шевельнулась, продолжая сверлить его злым взглядом.

— Думаю, сначала нужно распрячь лошадь, — сухо сказала она. — Если она снова испугается, я не смогу ее удержать, и она потащит экипаж за собой. Тогда раненый точно погибнет.

Джек прикусил язык: и как он сам не догадался распрячь лошадь!

Продолжая уговаривать животное, он стал расстегивать сбрую. Леди тоже, не глядя на него, принялась за работу. Дергая за кожаные ремешки, Джек исподтишка изучал ее лицо с алебастрово-белой кожей и божественно вылепленными чертами, слегка искаженными недовольной гримасой. Арки бровей и густые черные ресницы обрамляли огромные темные глаза.

Наконец вдвоем они ослабили упряжь. Лошадь дернулась вперед, но Джек ее удержал.

— Возьмите поводья и ведите ее вперед. А я подержу оглобли, — сказал он.

Леди беспрекословно повиновалась. Подойдя к лошади, она медленно повела ее вперед, а когда животное окончательно освободилась, оглянулась. Джек заметил, что его Челленджер мирно щиплет траву на противоположной стороне дороги.

— Привяжите лошадь к кустам рядом с моим мерином, — велел он.

Девушка бросила на Джека раздраженный взгляд, но послушалась.

К тому времени как она вернулась, он надежно удерживал оглобли.

— Встаньте на мое место и держите оглобли, пока я не приподниму экипаж. Тогда отпускайте оглобли и вытаскивайте мужчину.

Леди оценивающе оглядела оглобли, явно пытаясь определить, насколько это возможно. Наконец она кивнула, встала рядом с Джеком и взялась за оглобли.

Джек обошел фаэтон и посмотрел на пострадавшего мужчину. Молодой джентльмен, очевидно, сделал все, чтобы спасти лошадь и экипаж, но слишком долго оставался на козлах и теперь лежал без сознания под перевернутым экипажем.

Джек нагнулся и проверил пульс. Достаточно сильный и ровный, но одна нога явно сломана. Быстрый осмотр выявил вывих плеча, сломанные ключицу и руку, не говоря уже об ужасном ударе в голову.

Джек поднялся и хорошенько изучил фаэтон. Дверцы его, конечно, треснули, но сам фаэтон казался целым.

Джек сразу определил места, за которые можно взяться, ничем не рискуя, встал спиной к экипажу и схватился за низ. Случайно взглянув на леди, он заметил, что она наблюдает за ним с поразительным спокойствием и невольным одобрением.

— Когда я приподниму фаэтон, оглобли тоже поднимутся, — сказал Джек. — Выждем несколько минут, и, если фаэтон не развалится, вытаскивайте мужчину.

Леди кивнула.

Джек выпрямился и поднял фаэтон. Обломки дверей полетели в разные стороны, но в целом фаэтон казался крепким.

Леди, не дожидаясь приказаний, бросилась вперед и схватила раненого за плечи.

— Нет! Не за плечи! Одно плечо у него вывихнуто. Возьмите его под мышки и тащите, — резко бросил Джек.

Леди с недовольным видом выпрямилась, но спорить не стала.

Чуть сдвинувшись, Джек перенес вес экипажа на свое плечо и сделал попытку ей помочь…

— Не двигайтесь, черт! Я справлюсь.

Джек замер, словно получил полновесную пощечину.

Девушка бросила на него мятежный, нескрываемо яростный взгляд и, пятясь, стала вытаскивать мужчину из-под экипажа.

Обладая прекрасным слухом, Джек ясно расслышал негромкое бормотание:

— Разве я похожа на слабую, склонную к обморокам мисс?!

1
{"b":"141849","o":1}
Для правильной работы Литмира используйте только последние версии браузеров: Opera, Firefox, Chrome
В других браузерах работа Литмира не гарантируется!
Ваша дата определена как 25 июля 2014, 23:16
ТехнологииПопросить модератораПравила сайта и форума
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика server monitor